Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий
(1Кор.13:1)

ХЕРУВИМСКАЯ В ПЕВЧЕСКОМ РУССКОМ ИЗЛОЖЕНИИ МИТРОПОЛИТА ИОНАФАНА (ЕЛЕЦКИХ)

07.08.2021

ХЕРУВИМСКАЯ ПЕСНЬ В РУССКОМ ИЗЛОЖЕНИИ

МИТРОПОЛИТА ИОНАФАНА (ЕЛЕЦКИХ)

С глаголами «приимем»» и «сопроводить»

1.  Мы все,  херувимов тайно (духовно, по подобию) образующе и животворящей Троице трисвятую песнь (c ними) воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Ибо днесь Царя всех приимем с ангельскими, невидимо копиеносными чинми. Аллилуя. 

2. Мы все, херувимов тайно (духовно, по подобию) образующе и животворящей Троице трисвятую песнь (c ними) воспевающе, всякое ныне житейское отложим (да отринем) попечение! Ибо мы Царя всего Міра приимем с ангельскими, невидимо копиеносными чинми. Аллилуя.

3. Мы все, херувимов тайно (духовно, по подобию) образующе и животворящей Троице трисвятую песнь (c ними) воспевающе, всякое ныне житейское отложим (да отринем) попечение! Ибо  днесь  (Ибо мы ) Царя всех (всего Міра) приимем  в  с о н м а х   н е в и д и м ы х  и  к о п ь е н о с н ы х  (копиеносных ) ангелов. Аллилуя.

4. Мы все, херувимов тайно (духовно, по подобию) образующе и животворящей Троице трисвятую песнь (c ними) воспевающе, всякое ныне житейское отложим (да отринем) попечение! Ибо  днесь (Ибо мы)  Царя всех  в о  С л а в е  приимем  в  с о н м а х   н е в и д и м ы х  и  к о п ь е н о с н ы х  (копиеносных ) ангелов. Аллилуя.

5. Мы все, херувимов тайно (духовно, по подобию) образующе  и животворящей Троице трисвятую песнь (c ними) воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение.  Ибо днесь (Ибо мы) Царя всех (всего Міра) приимем во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя.

6. Жизни херувимов тайно  (духовно, по подобию) подражающе и животворящей Троице трисвятую песнь (c ними) воспевающе, всякое ныне житейское отложим (да отринем) попечение! Ибо днесь (Ибо мы ) Царя всех (всего Міра) приимем во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя.

7. Жизни херувимов тайно  (духовно, по подобию) подражающе и животворящей Троице трисвятую песнь (c ними) воспевающе, всякое ныне житейское отложим (да отринем) попечение! Да  с о п р о в о д и т ь  нам Царя всех (всего Міра), в сонмах невидимых,  копиеносных (и копьеносных) ангелов. Аллилуя. 

8.  Мы служению (служенью) херувимов тайно (духовно, по подобию) подражающе и животворящей Троице трисвятую песнь (c ними) воспевающе, всякое ныне житейское отложим (да отринем) попечение.  Да  с о п р о в о д и т ь  нам Царя всех (всего Міра), в сонмах невидимых,  копиеносных (и копьеносных) ангелов. Аллилуя. 

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Алексей Субочев

Одним из самых спорных и в общем то непонятных мест в богослужении является Херувимская песнь в Литургии Иоанна Златоуста, и в нашей современной практике и в Литургии Василия Великого. В первую очередь это конечно же связано со словом “дориносима” — из-за того что это специфический необычный термин, его перевод не так то и прост, и всегда вызывает споры. Мой настоятель к примеру вообще считает что это переводить не нужно, проще выучить слово, чем спорить как его переводить. Я с такой позицией не согласен, но и все имеющиеся переводы, меня тоже не очень устраивают. Сейчас будем разбираться почему и в чем проблема.

Итак вон она в исходном славянском тексте: “Иже Херувимы тайно образующе и животворящей Троице Трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.”
Алексей Субочев

Одним из самых спорных и в общем то непонятных мест в богослужении является Херувимская песнь в Литургии Иоанна Златоуста, и в нашей современной практике и в Литургии Василия Великого. В первую очередь это конечно же связано со словом “дориносима” — из-за того что это специфический необычный термин, его перевод не так то и прост, и всегда вызывает споры. Мой настоятель к примеру вообще считает что это переводить не нужно, проще выучить слово, чем спорить как его переводить. Я с такой позицией не согласен, но и все имеющиеся переводы, меня тоже не очень устраивают. Сейчас будем разбираться почему и в чем проблема.

Итак вон она в исходном славянском тексте: “Иже Херувимы тайно образующе и животворящей Троице Трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.”
Алексей Субочев

Одним из самых спорных и в общем то непонятных мест в богослужении является Херувимская песнь в Литургии Иоанна Златоуста, и в нашей современной практике и в Литургии Василия Великого. В первую очередь это конечно же связано со словом “дориносима” — из-за того что это специфический необычный термин, его перевод не так то и прост, и всегда вызывает споры. Мой настоятель к примеру вообще считает что это переводить не нужно, проще выучить слово, чем спорить как его переводить. Я с такой позицией не согласен, но и все имеющиеся переводы, меня тоже не очень устраивают. Сейчас будем разбираться почему и в чем проблема.

Итак вон она в исходном славянском тексте: “Иже Херувимы тайно образующе и животворящей Троице Трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.”

Текст в общем то всем уже давно привычный, но от этого не менее непонятный. Тут еще есть тонкость, что из-за изначально неправильного перевода с греческого на славянский, по большинству семинарий и статей по поводу толкования этого текста гуляет ошибка связанная со словом “подымем”. С дориносима — все не так сложно, “дори — ” копье по гречески. Копьеносцы. В итоге была фактически придумана версия, что полководцев поднимали на щите на копьях, в триумфе и вносили в город. И поэтому “подымем” — “копьеносцами”.
На самом деле нет. Для того что бы это понять нужно обратиться к греческому тексту, вот он:

Οἱ τὰ Χερουβεὶμ μυστικῶς εἰκονίζοντες, καὶ τῇ ζωοποιῷ Τριάδι τὸν τρισάγιον ὕμνον προσᾴδοντες, πᾶσαν τὴν βιωτικὴν ἀποθώμεθα μέριμναν, ὡς τὸν Βασιλέα τῶν ὅλων ὑποδεξόμενοι, ταῖς ἀγγελικαῖς ἀοράτως δορυφορούμενον τάξεσιν. Ἀλληλούϊα.

Алексей Субочев

Одним из самых спорных и в общем то непонятных мест в богослужении является Херувимская песнь в Литургии Иоанна Златоуста, и в нашей современной практике и в Литургии Василия Великого. В первую очередь это конечно же связано со словом “дориносима” — из-за того что это специфический необычный термин, его перевод не так то и прост, и всегда вызывает споры. Мой настоятель к примеру вообще считает что это переводить не нужно, проще выучить слово, чем спорить как его переводить. Я с такой позицией не согласен, но и все имеющиеся переводы, меня тоже не очень устраивают. Сейчас будем разбираться почему и в чем проблема.

Итак вот она в исходном славянском тексте: “Иже Херувимы тайно образующе и животворящей Троице Трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.”

Текст в общем то всем уже давно привычный, но от этого не менее непонятный. Тут еще есть тонкость, что из-за изначально неправильного перевода с греческого на славянский, по большинству семинарий и статей по поводу толкования этого текста гуляет ошибка связанная со словом “подымем”. С дориносима — все не так сложно, “дори — ” копье по гречески. Копьеносцы. В итоге была фактически придумана версия, что полководцев поднимали на щите на копьях, в триумфе и вносили в город. И поэтому “подымем” — “копьеносцами”.
На самом деле нет. Для того что бы это понять нужно обратиться к греческому тексту, вот он:

Οἱ τὰ Χερουβεὶμ μυστικῶς εἰκονίζοντες, καὶ τῇ ζωοποιῷ Τριάδι τὸν τρισάγιον ὕμνον προσᾴδοντες, πᾶσαν τὴν βιωτικὴν ἀποθώμεθα μέριμναν, ὡς τὸν Βασιλέα τῶν ὅλων ὑποδεξόμενοι, ταῖς ἀγγελικαῖς ἀοράτως δορυφορούμενον τάξεσιν. Ἀλληλούϊα.

Читать далее здесь: https://azbyka.ru/o-tonkosti-perevoda-bogosluzhebnyh-tekstov

+++

ДИАКОН АНДРЕЙ ГЛУЩЕНКО 

Херувимская песнь. Кладезь трудностей для простых прихожан.… Одна из первых трудностей заключается в том, что слово «херувимы» воспринимается как именительный падеж, хотя на самом деле стоит в винительном (в именительном было бы «херувими», с «и» на конце).  

Выход: заменить параллельной формой (кстати, допустимой в церковнославянском, сравните параллельное употребление в наших текстах «помилуй ны» и «помилуй нас») – «Иже херувимов тайно образующе…». Нам снова режет слух? Подумаем, отчего.

Кроме того, в нынешнем церковнославянском переводе Херувимской для правильного понимания необходимо сделать еще одно изменение (уточнение – ред.). Вместо славянского «подъимем» поставить славянское же «приимем». Иначе, кроме всего прочего, будет еще и сохраняться нежелательная ассоциация с совершенно неверным толкованием о «ношении (Христа - ред.) на копьях».  

Hypodechomai, напомним, означает именно «принимать», особенно «принимать у себя гостя», или «принимать в себя». Это – прямое указание на Евхаристию. Речь идет о причащении Тела и Крови Христовых, принятии Евхаристической жертвы, приготовленные дары для которой переносятся на престол на Великом входе во время пения Херувимской песни.

Славянское слово «подъяти» имеет такое же значение, как и слово в греческом оригинале – «принять в себя», и перевод, конечно, правильный, однако сейчас это слово (в Херувимской "поды́мем" - ред.) неотличимо от русского «поднимать», которое нужного значения не имеет вовсе. А «дориносимый», напомним, значит «окруженный телохранителями, копьеносцами», (- почётной стражей - ред.), а отнюдь не «поднятый на копьях».

Херувимская песнь...  напоминает нам, как ангельские силы на небе служат у престола Божия и основана на видениях пророков Исаии, Иезекииля. Она является как бы переходом от подготовительной части литургии к главной – к евхаристической, где совершается призывание Духа Святого на дары – хлеб и вино, – сердцу, ядру и вершине Литургии.

«Херувимская песнь» является своего рода музыкальным центром литургии. Это самое красивое песнопение состоящее из двух частей, которые разделяются Великим входом. Во время Великого входа Святые Дары (хлеб и вино) выносятся из боковых дверей алтаря. Священник останавливается в Царских Вратах и молится за всех, поминая Предстоятеля Церкви, епископа и всех христиан...".

https://azbyka.ru/xeruvimskaya-pesn

 


К списку событий